Алексей БАЛЫБЕРДИН: «Мой первый парламентский год – трудно, но интересно»

В «Тагильском рабочем» побывал депутат Госдумы

Впервые после своего избрания в Государственную думу парламентарий посетил редакцию нижнетагильской городской общественно-политической газеты, специально выкроив для этого время в плотном графике «региональной недели» и напрочь развеяв миф о том, что лето – время затишья в депутатской деятельности.

Москва —

Ровно год назад мы узнали о политике Алексее Балыбердине. Многие относились скептически к его депутатским способностям: не хватит опыта, дипломатии, человек-то с производства, не публичный. Скорее всего, затеряется среди московских элит и быстро забудет про родной город, обоснуется вместе с семьей в столице.

Ничего подобного! Первое, что Алексей Балыбердин сделал после победы на выборах в Госдуму от Нижнетагильского округа, начал регулярно вести приемы населения. Его видят на улицах нашего города и в организациях не реже, чем с экранов телевизоров.
Кстати, его близкие так и не перебрались в Москву, живут, работают и учатся по старым адресам.

Вот и после общения с журналистами «ТР» Алексей Балыбердин отправился в приемную по адресу Красноармейская, 44, где его уже ждали тагильчане. Можно не гадать, с чем придут на разговор: через одного – с проблемами ЖКХ, жалобами на работу управляющих компаний.

— Коммунальная сфера – это просто уже боль человеческая, — восклицает Балыбердин. — Руководители УК не проводят собрания с собственниками жилья, отфутболивают по любому поводу жалобщиков, не отчитываются перед населением, сколько, куда затрачено средств. Постоянно приходится делать запросы в Жилинспекцию Свердловской области. Надо отдать должное: эта инстанция работает активно и оперативно. Как огня ее боятся «управляшки». Многое получается разрешить, но это принципиально неверный подход – разве только с вмешательством депутата Госдумы можно устранить утечку в подвале или отремонтировать крышу?

О демократии

Первые две сессии в Государственной думе, по признанию самого Балыбердина, были очень непростыми. Даже сложно сказать, где больше времени пришлось проводить: на пленарных заседаниях или в самолетах, добираясь до разных точек страны по депутатским делам.

К началу работы седьмого созыва накопилось около двух тысяч нерассмотренных законопроектов. Некоторые из них уже имеют отрицательные отзывы правительства, устарели, утратили актуальность. А рассмотреть их обязаны.

В связи с этим депутаты-единороссы предложили сначала получать заключения на законопроекты в специальных экспертных советах, а лишь потом решать, стоит вносить их в Госдуму или нет.

— Документы передаются в один из 12 таких советов, в зависимости от содержания инициативы, — рассказывает Алексей Балыбердин. — Обсудив их с участием автора и привлечением профильных комитетов, экспертов со стороны а, может быть, и представителей правительства, совет дает заключение: целесообразна инициатива или нет. После этого выносят окончательный вердикт: либо инициатива прекрасная, ее надо внести, будем поддерживать, либо нуждается в доработке. А может, вносить не рекомендуем.

Депутат не может быть сведущим абсолютно во всех сферах — эта аксиома. Поэтому и созданы в Госдуме профильные комитеты.

— Для меня как представителя крупного промышленного предприятия и округа было важно, чтобы я работал именно в комитете по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству, — вспоминает Балыбердин. – Кстати, чтобы там ни говорилось о демократических подходах в Госдуме, они существуют.
В каждом комитете присутствуют представители всех фракций. Безусловно, имеет конституционное большинство. Но по указу президента из 26 думских комитетов в 13-ти руководящие посты отданы представителям оппозиционных фракций – КПРФ, СР и так далее. Кстати, мой комитет возглавляет Сергей Жигарев – депутат от ЛДПР.

Для родного

В комитете Алексею Балыбердину пришлось побороться за пост председателя экспертного совета по развитию монопрофильных муниципальных образований.
Всего по стране 319 городов, где есть градообразующие предприятия, от работы которых напрямую зависит социальное благополучие территории. Проще говоря, если завод работает, то и город живет, а если нет…

На должность руководителя совета по моногородам претендовали многие: в Госдуме около 50 депутатов, в чьих округах расположены такие города-заводы. Балыбердин сумел доказать, что разбирается в этих проблемах лучше других.

Уже прошло первое заседание экспертного совета по моногородам, в нем принимали участие представители ответственных за реализацию приоритетной программы «Комплексное развитие моногородов».

— Если вспомнить недавние времена, то это, по сути, нацпроект. В числе выступающих на заседании был и глава Нижнего Тагила Сергей Носов, и представители Фонда развития моногородов, который создан при Внешэкономбанке. Главная цель – создание новых рабочих мест и привлечение инвестиций. Министерств только было девять. И очень порадовало, что 30 депутатов присутствовали на совете!

— А что обсуждали, что надо поменять в программе?

— Больше всего моногородов в Кемеровской, Свердловской и Челябинской областях, — объясняет Алексей Владимирович. — В федеральном перечне они разделены на три категории. К первой относятся территории со сложным социально-экономическим положением. Ко второй — места, где сохраняются проблемы на градообразующих предприятиях. Наконец, третья категория — города со стабильной ситуацией. Таких по всей стране в прошлом году насчитали 35, в том числе 10 на Урале. Вместе с тем 25 муниципалитетов Уральского федерального округа продолжают пребывать в зоне риска.
Сегодня поддержка распределяется по четырем направлениям: софинансирование строительства инфраструктуры индустриальных парков, необходимой для запуска новых инвестпроектов, обучение управленческих команд, создание проектных офисов и (территорий опережающего социально-экономического развития). По набору льгот ТОСЭРы похожи на особые экономические зоны, но минимальный порог вхождения для резидентов здесь ниже, что открывает возможности для малого и среднего бизнеса.

Подчеркну, мы добились существенного снижения порога для резидентов – теперь не 20 миллионов рублей должны вложить те, кто заинтересовался территорией, а 10 миллионов.

Среди первых результатов по моногородам Алексей Балыбердин называет тот факт, что уже выделено федеральное финансирование на ремонт центральной улицы нашего города – проспекта Ленина, на реконструкцию входной группы и регистратуры в поликлинике №4, обновление автопарка службы «скорой»: к нам придут десять машин, одна из них — реанимобиль класса С.

Чем еще занимается комитет по промышленности Госдумы? Среди приоритетов —
изменения в ФЗ №44 «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ и услуг для обеспечения муниципальных нужд».

— Проработаны и внесены более 30 ключевых поправок к законодательству о госзакупках, — поясняет Алексей Балыбердин. — В их числе конкретизация процедуры закупки в электронной форме для госкомпаний, сокращение срока размещения измененного плана-графика до одного дня, отмена обеспечения заявок при осуществлении закупок с начальной ценой меньше пяти миллионов рублей и другие. Например, мы освободили от соблюдения ряда норм этого закона муниципальные аптеки.

Совет кандидатам: общайтесь с людьми

Спустя год в Нижнем Тагиле вновь предвыборная кампания, не менее острая, чем была летом 2016 года, когда избирали депутатов Государственной думы и Законодательного собрания Свердловской области.

Тогда главным итогом стало то, что тагильская команда парламентариев взяла достаточно большое количество мест на разных уровнях власти.

Теперь предстоит избирать губернатора, главу Нижнего Тагила и депутатов горДумы седьмого созыва. Горизонты те же – сохранить командный дух парламентариев от нашего муниципалитета, чтобы вертикаль власти работала эффективно.

— В 2016-м еще до начала кампании мы договорились, что идем единой командой, чтобы, как звенья одной большой цепи, работать на поддержку Нижнего Тагила.
Как человек, успешно прошедший предвыборную гонку, Алексей Балыбердин дал совет нынешним кандидатам:

— Больше общайтесь с людьми, не бойтесь критики, услышать негатив в свой адрес. На самом деле, еще многое предстоит сделать. Чем чаще вы станете встречаться с жителями, тем результативнее будет ваша будущая депутатская деятельность, тем проще пройти все испытания предвыборной гонки.

Особенно это относится к новичкам, тем, кто впервые идет в местную Думу, ведь это люди пока далекие от политики. Однако на личном примере Балыбердин доказывает – нет ничего невозможного.

Почему концессия — это нормально

Практика, когда государство или муниципальные власти заключают договор с частной фирмой о передаче в эксплуатацию на оговоренных условиях предприятий или земельных участков с определенными правами и обязанностями, существовала и прежде. В нынешних экономических реалиях она становится все более предпочтительной.

Инвестор вкладывает собственные средства в решение таких дорогостоящих проблем, которые за счет бюджета, даже государственного, еще бы десятилетия «не сдвинулись бы с мертвой точки». Между тем, вопрос уже не терпит отлагательств. Например, ситуация с обеспечением чистой водой.

— Поверьте, не только в нашем городе это сверхзадача, — говорит Алексей Владимирович. — Экологическая катастрофа грозит многим российским городам. У нас же есть концессионный проект «». Надо им заниматься.

Для примера, — продолжает парламентарий, — чтобы получить на эти цели федеральное финансирование, нужно выполнить главное условие – устранить источник загрязнения питьевого водоема. Возьмем Черноисточинский пруд. Что или кто там является таким источником? Сами же жители, построившие дома и пирсы на берегу, разрушившие дамбу, чтобы освободить себе доступ к пруду. Нельзя же взять и снести все строения.

На мой взгляд, именно концессия по очистке воды зарубежными специалистами, который продвигает глава Нижнего Тагила, является дальновидной разработкой.

Поспорим в фэйсбуке

Современным депутатам без самопрезентации своей деятельности никак не обойтись: о том, какими делами занимается парламентарий, нужно постоянно рассказывать людям, иначе решат, что он бездействует. Площадок для этого теперь хватает – интернет- приемные (направить обращение Балыбердину можно, в том числе, через онлайн-приемную на сайте партии Единая Россия), социальные группы, фэйсбук.

— Я обязательно просматриваю комментарии, обмениваюсь сообщениями, даже, если меня критикуют, ругают. Например, когда я рассказал в фэйсбуке, что депутаты Госдумы приняли участие в Дне донора, сдали кровь. Всем кто посчитал, что это «показуха», ответил: вы бы попробовали сами — пришли, обследовались и сдали кровь, а потом давали оценки.

Много пишут Балыбердину обеспокоенные горожане по ситуации в Уральском клиническом лечебно-реабилитационном центре, построенном меценатом Владиславом Тетюхиным. Все понимают: нельзя потерять уникальный медицинский центр.

— Владислав Тетюхин вложил миллиарды рублей в строительство современного центра эндопротезирования в Нижнем Тагиле. За образец инвестор взял медцентр Helios в Гамбурге. Повторить немцев ему удалось, — рассказывает Балыбердин. — А вот встроить то, что получилось, в российскую систему здравоохранения, – не очень. Хотя Нижнетагильский медицинский центр взял на себя почти половину объемов эндопротезирования в области, пациентов не хватает, и каждый месяц инвестор теряет десятки миллионов рублей.

— Гарантирую, что сделаем все возможное, чтобы поддержать госпиталь на плаву, и

В «Тагильском рабочем» побывал депутат Госдумы

квоты в прежних объемах будут, — продолжает парламентарий. — Но для кардинальных изменений нужны поправки в законодательство, чтобы государственно-частное партнерство в здравоохранении развивалось как перспективное направление. Они уже прорабатываются. Часть вступит в силу с 1 января 2019 года. Но до тех пор мы не оставим без внимания центр Тетюхина, это однозначно.

Для сведения тагильчан: обратиться к депутату Госдумы Алексею Балыбердину можно и не в региональную неделю. Каждый четверг, с 16.00, в приемной по адресу Красноармейская, 44, работает его помощник.

Источник: «Тагильский рабочий»